Просмотры: 48

Максим Хрящев рассказал, как создал один из самых популярных сайтов в России и почему его продал

«Я ушел из этого казино с фишками»: первое интервью основателя «Пикабу» после ухода из компании

В 2009 году студент Налоговой академии Максим Хрящев решил создать развлекательный сайт, на который мог бы сам с удовольствием заходить каждый день. Спустя 14 лет на его Pikabu.ru заходят «с удовольствием» миллионы человек, а выручка основанной им компании приближается к полмиллиарда рублей. Однако в 2023-м Хрящев оставил портал холдингу, который связывают с депутатом Госдумы, и покинул страну. Об истории создания «Пикабу», его стремительном взлете и причинах неожиданной продажи читайте в эксклюзивном интервью основателя одного из самых популярных сайтов России порталу UFA1.RU.

Что такое «Пикабу» и почему он так популярен?

Узнать

«Пикабу» был создан 4 апреля 2009 года. 20-летний Максим Хрящев тогда учился в Налоговой академии и искал дело, которое помогло бы ему реализовать свой потенциал. Его интерес привлек популярный развлекательный сайт Reddit, созданный в США и сочетающий в себе форум и социальную сеть. Пользователи сами публиковали контент на всевозможные темы — от юмористических картинок и обычных бытовых историй до творческих поделок и технических тонкостей своих профессий. Максим решил, чтобы было бы неплохо создать такой же портал для русскоязычной аудитории.

На его «Пикабу» пользователи тоже должны были сами создавать контент и давать друг другу оценки, продвигающие публикации или, наоборот, снижающие привлекательность просмотра. Публиковать можно всё что душе угодно — за исключением противозаконного контента, вроде разжигания межнациональной розни и призывов к насилию. Рейтинг авторов популярных публикаций рос тоже, что подпитывало их личное вовлечение в проект. Таким образом зарождалось живое и активное сообщество с узнаваемыми авторами.

К 2023 году, по подсчетам аналитического сервиса SimilarWeb, ежемесячное количество визитов на «Пикабу» — 128 миллионов (как указано на самом сайте, более 3 миллионов читателей ежедневно). В рейтинге SW развлекательных платформ портал занимает первое место среди русскоязычных аналогов, вроде «Яплакал» (почти 29 миллионов визитов) и «Фишки» (около 16 миллионов). Отметим, что в статистическом сервисе Liveinternet картина обратная: «Фишки» на первом месте, «Яплакал» — на втором, а «Пикабу» там даже не зарегистрирован.

Так или иначе, популярность «Пикабу» неоспорима, а его многомиллионная аудитория привлекала и рекламодателей. С момента создания финансовые показатели «Пикабу» стремительно росли, и на конец 2022 года, согласно данным «Контур.Фокус», выручка составила 429,5 миллиона рублей, а чистая прибыль — 41,8 миллиона. В компании, которая зарождалась как инициатива творца-одиночки и его помощников на фрилансе, сейчас официально (одноименное юрлицо было зарегистрировано лишь в 2018 году) трудятся более 70 человек: разработчики, администраторы, дизайнеры, модераторы и другие специалисты. Их средняя зарплата всё тем же «Контур.Фокус» оценивается в 200 тысяч рублей.

Но в августе 2022 года Хрящев продал всю свою долю в «Пикабу» холдингу «Альтаир медиа», который объединяет в себе популярный сайт Sports.ru и портал для родителей Baby.ru. Его партнеры Всеволод Киров и Павел Санников со своими 8,5% и 5% соответственно сделали то же самое. «Альтаир медиа» связывают с 57-летним депутатом Госдумы от партии «Новые люди» Алексеем Нечаевым — 100% Sports.ru и Baby.ru раньше принадлежали ему лично, а потом были переданы холдингу. Нечаев также является основным акционером компании по продаже косметики «Фаберлик». Некоторое время после этого Максим оставался на «Пикабу» в качестве руководителя, но в сентябре 2023 года покинул компанию совсем.

О Хрящеве мало что известно, он персона не публичная, лишь в 2014-м широкая аудитория «Пикабу» узнала имя основателя портала, он сам подтвердил это только спустя 2 года. Сумму сделки по продаже сайта Максим предпочитает не раскрывать. Зато он ответил на многие другие вопросы UFA1.RU.

«Пикабу» — уже не торт?

— Когда вы в последний раз заходили на «Пикабу»?

— Сейчас я регулярно «Пикабу» не читаю, потому что интересы уже, наверное, поменялись. Я читаю более профильные литературу и сайты — информацию другую потребляю, а не то, что сейчас превалирует на «Пикабу». Он начинался, когда мне было 20 лет. За 14 лет интересы людей меняются, это и по пользователям видно. Какие-то пользователи, которые были вначале, потом ушли. Кто-то потом возвращается, кто-то новый приходит. В моей жизни сейчас не особо много развлекательного контента в принципе.

— За эти 14 лет сайт несколько раз переживал волны наплыва пользователей и негодования в духе «”Пикабу” уже не тот».

— Эта история с «”Пикабу” не тот», а точнее — «”Пикабу” уже не торт» (видоизменение расхожей фразы, популярное в Рунете. — Прим. ред.) началась почти сразу, спустя два-три месяца после появления первой аудитории. Это какая-то особенность восприятия аудитории: сегодня у тебя классный контент, а завтра не очень, и тут же высказывается недовольство. Но в самом начале, когда я заметил некоторые паттерны, почему и когда это происходит, то сделал выводы и чуть-чуть изменил продукт. Тогда лента контента формировалась по хронологии (новые посты размещались в верхней, самой видной части, сайта, а предыдущие опускались. — Прим. ред.) с фильтром по рейтингу. Я заметил, что в выходные дни интересного контента меньше, чем в будни, или то, что интересный контент, добавленный в середине дня, пользователь, который приходит вечером, не видит. Тогда я изменил алгоритм выдачи контента, благодаря чему наиболее интересный контент дольше держался в топе, [на видных местах страницы], а наименее интересный был ниже. Это, на мой взгляд, позволило снизить градус недовольства пользователей, и история с «”Пикабу” — не торт» стала происходить реже. Но это мнение пользователей, которое явно сигнализирует, что нужно что-то делать. Это похоже на недовольство в относительно последние годы, когда они жаловались, что на «Пикабу» много [постов о проблемах в сфере] ЖКХ, много мамочек [с историями о детях] и другого подобного. У каждого человека есть что-то свое, что ему не нравится. Я люблю, допустим (допустим!), что-то про ЖКХ, но не люблю истории от мамочек, а другой любит про мамочек, а про ЖКХ не любит. И что с этим делать? В таком случае тебе нужно [создать алгоритм], чтобы одному показывать его [любимый] контент и не показывать другой, и то же самое — для второго [пользователя]. Это приводит продукт к алгоритмической ленте с учетом интересов [отдельных] пользователей.

— В этом был смысл создания фильтрации по тегам (при создании постов на «Пикабу» автор должен внести несколько слов-идентификаторов на соответствующую тему) — не нравятся «мамочки», включи их в игнор-лист, чтобы они не появлялись в твоей ленте?

— Да, в том числе, но, к сожалению, пользователи не хотят ничего делать. Они хотят, чтобы за них всё продумали. Тегами и игнор-листом пользуется незначительный процент пользователей. У большинства даже аккаунтов нет — большинство читает «Пикабу» без регистрации, и они не могут настроить ленту. А те, кто регистрируется, крайне мало этим пользуются. Это нормально, наверно: современные продукты делают всё за пользователя — как какой-нибудь «ТикТок». Они по вашему поведению определяют, что вам нравится, а что нет. Пользователи к этому привыкают, и у них формируются высокие требования к остальным продуктам. То же самое должно быть и с «Пикабу». Да, есть функционал, но пользователи не хотят сами настраивать [ленту], им нужно, чтобы это было автоматически. Это же вечная борьба: один говорит, что ему что-то не нравится, а второй ему предлагает настроить теги. «Я не хочу ничего настраивать! Пусть всё за меня будет! Не размещайте этот контент!»

«Я ушел из этого казино с фишками»: первое интервью основателя «Пикабу» после ухода из компании

— Вы рассказывали, что в начале проекта сами создали несколько аккаунтов и с них анонимно делали посты, чтобы оживить сообщество. Как это было? Не может же один человек для 10 аккаунтов создавать оригинальный контент на разные темы.

— Действительно не может и, наверное, поэтому меня выгнали [с одного из аккаунтов]. На нём контент не соответствовал планке качества для пользователей. Идея возникла, потому что «Пикабу» — это комьюнити, и пользователи должны ощущать его как комьюнити для того, чтобы зародилась жизнь. Если жизни нет, мне нужно ее создать. Поэтому я создал несколько аккаунтов и придумал им разные интересы. Какой-то аккаунт «интересовался» контентом на тему технологий, какой-то — на тему автомобилей, какой-то аккаунт «любил» мемчики, какой-то просто новости постил. Когда «Пикабу» начинался, посты были просто ссылками на внешние ресурсы, не было собственного контента, нельзя было написать текстовый или графический пост. Я брал контент из общих источников, на других сайтах и вставлял ссылки. Еще брал развлекательный контент с Reddit и просто переводил на русский язык. Через два года меня «выгнали» — пользователи просто устроили набег на мои аккаунты с призывом: «Давайте его уберем, он постит какие-то баяны неинтересные, задолбал».

— Как вы пытались мотивировать пользователей на создание авторского контента?

— Витает в воздухе самая простая мысль, что пользователя можно мотивировать деньгами. Но такого количества денег, чтобы мотивировать такое количество авторов… Это была бы значительная сумма. Подход был такой: человек, который делает оригинальный, уникальный контент, поощряется оценкой других пользователей. Ведь когда он этот контент делает, он хочет получить хорошие комментарии, положительные оценки, много плюсов, реакцию администрации. Например, я не хотел, чтобы внутри классного контента был негатив. Негативщиков и троллей в этом плане мы старались ограничивать. В этом смысле пользу приносил и игнор-лист, потому что если пользователь убирал у себя неинтересный контент, то и сам не оставлял в нём свои негативные комментарии. Какие-то награды давали авторам. Обращались к дизайнеру, он рисовал уникальные награды под автора и серию его контента. Причем они в основном присуждались самими пользователями. То есть пользователи начинали предлагать наградить автора — и вроде бы и пользователи его отметили, и администрация. Еще выделяли авторский контент в ленте, он обладал большим приоритетом. Старались делать авторам приятно, создавали приятное ощущение от того, что автора оценивают в сообществе. Сейчас больше года ребята, [администрация сайта], пробуют сделать финансовое поощрение автора от аудитории, чтобы пользователь мог не только плюс поставить, но и задонатить. Я видел, что да, какие-то донаты приходят.

— Это может встать на постоянные рельсы?

— Вполне может. Не знаю, как сейчас, но в целом это точно не тот функционал, который нужно удалять.

— Это еще решает и вопрос с финансовой мотивацией. У вас не могло быть таких денег, чтобы поощрить каждого автора, но это могут сделать сами пользователи.

— Есть еще разница. Пользователя нельзя заабьюзить за донатную систему. Если ему понравилось, он деньги дал, не понравилось — не дал. Ты, автор, не можешь от него требовать деньги. А система вознаграждения, выстроенная от администрации, создает большое пространство для обид и недовольства. «Почему Васе дали, а мне не дали?» «У меня лучше контент, чем у Пети!» «Я постарался сделать всё в соответствии с вашими правилами, дайте мне денег!» С пользователями такое не прокатывает, всё естественно встраивается в комьюнити: сделал крутой контент, мы тебе благодарны, и ты не можешь никак быть недоволен пользователями за то, что они не дают тебе денег.

«Я решил забрать свои фишки»

— Развивая комьюнити, вы наверняка многое узнали в целом о человеческой природе и взаимодействии общества?

— Да, это похоже на микромодель общества. Забавно наблюдать за этим, обладая чуть большим пониманием и читая, как пользователи тебя воспринимают. Что я почерпнул и что можно переложить на остальную жизнь: люди любят делать выводы и домыслы, которые не соответствуют действительности. Про нас, про меня, в комментариях могли писать: «Да вот они сделали это специально, потому-то и потому-то». На самом деле это не так, мы вообще не этим руководствовались, даже не думали, но пользователи принимают это за правду и начинают находить логическое объяснение, друг друга поддерживать, мол, да, «Пикабу» не тот уже. То же самое и в жизни. Теперь я сам перестал, если происходит какое-то событие, строить домыслы, потому что всё равно не угадаешь истинную причину. Лучше заниматься своей жизнью.

— Почему вы решили уйти из проекта? Вы в какой-то тупик зашли?

— Я не считаю, что мы были в тупике. Как «Пикабу» рос до 2019 года, так он, в принципе, и сейчас растет, но просто некратно растет. Из последнего, что я видел, — прирост аудитории в десятки процентов. И финансово он продолжает расти, это можно посмотреть по отчетам. Я и не собирался уходить, но ушел, потому что возникли в прошлом году вот эти сложные обстоятельства. Сложно было прогнозировать, что будет дальше. Мне очень нравится аналогия партнера, с которым мы работали на «Пикабу». Он говорил, что это как в казино: у тебя на столе лежат фишки, ты можешь ставить их дальше, может быть, еще что-то заработаешь, а, может быть, проиграешь — или можешь уйти с выигрышем. По совокупности факторов я решил уходить из казино и забрать свои фишки. Я просто давно уже на «Пикабу» и хочется что-то новое попробовать. Да и «Пикабу» пора получить свежую кровь. У меня уже какое-то застоявшееся мышление. Может быть, даже недостаточно мотивации, я здесь уже многое попробовал. Жизнь коротка — здесь я уже свои силы приложил, какую-то пользу дал компании, теперь попробую приложить свои знания и умения где-то еще. Хочется попробовать новый стартап, новый бизнес. Посмотреть, что из этого выйдет. Почему бы и нет?

«Я ушел из этого казино с фишками»: первое интервью основателя «Пикабу» после ухода из компании

— А чем новым занимаетесь?

— Я делаю первые шаги, но пока в этом нет ничего интересного. Пока не могу чем-то похвастаться. Но в любом бизнесе требуется какое-то время, год или даже два. С «Пикабу» понадобилось несколько лет, чтобы была первая прибыль или вообще какие-то результаты. В первые годы многие спрашивали: «Что за фигню ты делаешь? Какой-то ерундой страдаешь. Какие-то мемчики у тебя, комиксы». Следом за этим обычно предполагается фраза: «Найди нормальную работу».

— Что они теперь говорят?

— Что это была не фигня. (Смеется.)

— Как команда проекта восприняла ваш уход? «Пикабу» — это ведь не один Максим Хрящев?

— Конечно. Я начинал с фрилансерами, а потом в 2013 году начали плотно работать с разработчиком — Николай его зовут, он до сих пор работает в компании, она разрасталась-разрасталась, и в 2022–2023 годах уже больше 100 человек было в команде. Я строил компанию так, чтобы моего вовлечения с течением времени было как можно меньше. Я старался находить ребят, которые лучше меня разбираются в сферах, на которые приходят. Если это модерирование, то руководитель отдела лучше меня разберется, как этим заниматься. Когда он пришел, бунтов [пользователей] больше не было. Если это разработка — то CTO (технический руководитель. — Прим. ред.), если продажи, то руководитель коммерческого отдела лучше меня разберется. И так далее, и так далее. Хотя на протяжении развития мне приходилось занимать позицию каждого: и технические вопросы решал, и модерированием занимался, и бухгалтерию вел. На момент моего ухода компания вполне могла существовать без меня, и так оно и происходит сейчас. Ничего страшного не произошло, потому что все ребята — крутые профессионалы.

— Раз тему модерирования затронули, расскажите, как вы балансировали между возможностью пользователей публиковать всё, что им вздумается, и законодательством?

— Кажется, в России относительно социальных сетей всё устроено по-другому. У нас, [на «Пикабу»] нет премодерации, ты не можешь уследить за всем контентом, поэтому ответственность в значительной степени несет пользователь. Но площадка может постмодерировать, в том числе за счет пользователей, которые сами обозначают публикации, нарушающие законодательство. Есть вещи, о которых мы точно знаем, что это будет нарушать закон и лучше это не размещать, — придет Роскомнадзор и потребует удалить. Базовые вещи: насильственное свержение власти, пожелание смерти человеку, оскорбление нации. Такое мы сами не приветствуем, мы его удаляем по своим правилам. Но также Роскомнадзор присылает уведомления, достаточно часто. Мы эти требования исполняем — и никаких проблем. Один раз, года-полтора назад, мы как-то пропустили требование Роскомнадзора, уже вышли сроки, и нас должны были заблокировать. Но из Роскомнадзора пришло уже такое ручное письмо типа: «Ребят, обратите внимание, вы этот контент так и не удалили». Мы его потерли, и всё нормально. То есть никому не нужно блокировать «Пикабу». Возможно, потому, что из-за этого может социальная напряженность возникать. Взаимодействие на должном уровне помогает избегать потенциально опасных ситуаций.

— Возвращаясь к теме ухода. Сначала вы продали «Пикабу», но остались в должности руководителя и только спустя время ушли. Так изначально и планировалось или вы после продажи поняли, что не сможете работать в новом статусе?

— Это был переходный процесс по передаче дел. В команде никто не знал о сделке, и на тот момент не было человека, который мог бы управлять компанией. На момент, когда состоялась сделка, я не мог уйти. Нужно было передать дела, настроить процесс, найти человека на свое место, который будет управлять компанией при согласовании с новым собственником. Этот период занял полгода или даже больше. Дальше оставалось наблюдать, как проходит управление новым генеральным директором, помогать и спокойно уйти. На текущий момент я вижу, что все довольны — и внутри команды, и собственники, и генеральный директор. Я свою задачу вроде как выполнил.

«Я ушел из этого казино с фишками»: первое интервью основателя «Пикабу» после ухода из компании

— Не поверю, что не было прощальной вечеринки со слезами.

— Не успели. Я улетел просто и, к сожалению, вечеринку устроить не успел. Но я надеюсь, когда вернусь, встретиться с ребятами с большим удовольствием.

— Я правильно понял, что вы сейчас не в России?

— Да, я сейчас на Кипре.

— Это эмиграция или длительный отпуск?

— Да я не знаю. Как пойдет. Посмотрим. Сложно сказать пока. Пробую новые рынки, новый язык, новую сферу — ставлю себя в достаточно некомфортные условия в плане [работы] в новой компании. Мой опыт только в менеджменте применяется, только в том, как я взаимодействовал с людьми. Его не применить в новой сфере, поэтому пробую как бы типа с нуля и смотрю, что получается. Интересно, получится или нет.

«Это прикольно — проверить себя»

— Максим, а где вы получали образование? Где росли, как жили?

— Мы с родителями часто переезжали в [моем] детстве. Я родился в Москве, потом родители уехали, какое-то время жили в Таджикистане, потом — чуть-чуть на Украине, потом — в Подмосковье.

— Часто переезжали. У вас военная семья, похоже.

— Наверное, можно и так сказать. Но не совсем. Снова в Москве мы оказались в 1996 году, в районе [станции] метро «Пионерская» я вырос, школу там окончил, учился в Налоговой академии.

— Со школьными, институтскими друзьями поддерживаете связь?

— Да-да, и со школы друг есть, и с института, общаемся.

— Они были из тех, кто говорили про «Пикабу»: «Что ты фигней занимаешься?» Или наоборот — поддерживали?

— Они с интересом смотрели. Все строили карьеры: кто-то строителем, кто-то семейным бизнесом занимался. Но присматривались. У меня в первые годы результата не было, а года четыре спустя начали говорить: «О, я тут с парнем познакомился, а он про «Пикабу» знает». Первые зернышки успеха.

— Вы вообще не переживаете из-за ухода?

— Я рад, что «Пикабу» — классная команда. Это моя зона ответственности в том числе была — такую команду сформировать. Я рад, что «Пикабу» в надежных руках. Это хороший покупатель, хорошие управляющие. Я спокойно передал им компанию, зная, что они ничего сломают и не хотят ломать. Методы развития продукта, может быть, немножко поменялись, но это еще при мне было. Просто меня, получается, там нет, а в остальном всё как было хорошо, так и осталось. Конкретно уход… Да не, я себя нормально чувствую, вообще хорошо. Я доволен. Пробую себя на новом месте. Это прикольно — проверить себя.

— Хеппи-энд?

— Мидл хеппи-энд. Есть такой длинный жизненный путь, мы шажочек прошли, поставили точку. Это, наверное, какая-то горка была, потому что мы на ней поднялись, а теперь приходится начинать всё с нуля. Нужно опять идти в гору, стараться, чтобы там опять был такой промежуточный хеппи-энд, и опять вниз, к новой горке, к новым приключениям и впечатлениям.

— Я обратил внимание, что у вас обручальное кольцо на пальце. Женаты и с детьми?

— Да, два мальчика.

— У вас, как у разбирающегося в жизни интернет-сообщества человека, есть советы для других родителей, как научить детей пользоваться интернетом и оградить их от опасного контента?

— У меня дети помладше, у них пока нет своих гаджетов, они смотрят только на YouTube детские каналы, и, кажется, YouTube в этом плане достаточно безопасен. Поэтому пока я сам с интересом послушал бы советы на эту тему.

— Как семья отнеслась к вашему решению об уходе с «Пикабу»?

— Я единолично принимал решение. Отнеслись нормально. Это же не трагедия — просто новый жизненный этап, процесс трансформации. Это не прыжок в неизвестность: у нас в целом комфортные условия. Пока всё хорошо.

— Вы же упоминали тягу людей к конспирологическим теориям. Понимаете, что после вашего ухода еще будут часто вас вспоминать и говорить: «Ну всё, как Максим ушел, «Пикабу» пропал».

— Где такое говорили? Я что-то пропустил? По-моему, при Максиме бывало и гораздо хуже, чем сейчас (смеется). Все эти клубничные бунты (несколько раз пользователи «Пикабу» требовали изменить у администрации правила публикации так называемой клубнички — эротического контента). Можно еще повспоминать все косячки.

— Как вы тогда на это реагировали?

— Я сначала реагировал очень болезненно. Сильно переживал, что пользователи недовольны, пытался договориться, объясниться, показать, что мы стараемся. Со временем понял, что бесполезно — люди всё равно будут негативно относиться, придумывать свои теории. Кожа начала толстеть до непробиваемого уровня. Что бы плохое ни говорили, я знаю, что у меня есть личное мнение, моя позиция, желание и вектор развития. А то что считают пользователи… Людей слишком много, к сожалению или к счастью, чтобы все мнения принять во внимание. Я сейчас не переживаю на эту тему вообще. Я знаю, как есть на самом деле, и живу со своим личным ощущением того, как должно быть.

— Вы говорили, что с самого начала хотели создать сайт, на который сами же с удовольствием будете заходить. Но в итоге получилось, что на этот сайт вы, как пользователь, заходили всё реже и реже.

— Я думаю, в этом и есть в том числе причина продажи. Не потому, что «Пикабу» стал каким-то плохим. Просто я почти в два раза вырос, и мои интересы поменялись. Если сейчас вернуть меня к тем 20 годам, я бы с удовольствием читал «Пикабу» — и до 25 лет, и до 28, может, 30. Читал бы каждый день и получал бы от этого удовольствие.

Взято Источник
06.12.2023

Понравилось это:

Яндекс.Метрика